Сочинский зал самозабвенно подпевал обаятельной гамбийке.