Коронавирус Covid-19

«COVID-19 не отменяет других болезней»: один день из жизни уральского врача в условиях пандемии коронавируса

Наш фотокорреспондент походил по вызовам вместе с медиком. Посмотрите, что из этого получилось.
В последнее время стало по 40 вызовов в день. С такой нагрузкой не каждый справится. А справиться надо

В последнее время стало по 40 вызовов в день. С такой нагрузкой не каждый справится. А справиться надо

Фото: Алексей БУЛАТОВ

В последние два месяца у всех на слуху одна новость. Коронавирусная инфекция COVID-19 и ее победоносное шествие по миру. Ее жертвами уже пали более полумиллиона человек, в Китае, Италии, США… да и не осталось в мире стран, где бы вирус не появился. На борьбу с ним брошено немало сил. Медики сутками бьются за жизни людей, подхвативших инфекцию.

В России потери от «короны» (так медики между собой нарекли COVID-19) около 300 человек, из более чем 30 тысяч зараженных. И по сути, все только начинается.

Но с приходом «короны» люди не перестали болеть другими болезнями, и кто-то же должен их лечить.

Знакомьтесь, это Станислав Клячин, фельдшер кабинета неотложной помощи ГКБ№6 в Екатеринбурге.

8:00. Станислав приходит на работу в поликлинику ГКБ№6.

8:00. Станислав приходит на работу в поликлинику ГКБ№6.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Должность у меня кабинетная, но насколько она кабинетная, сами видите. Это как в фильме «Брат» «да я так, в штабе, писарем…- смеется он.

В свои 28 лет, у него уже семь лет стажа, пять из них он работает на скорой помощи. Совмещает. Сутки ездит на скорой, сутки отсыпается, и два дня с 8:00 до 22:00 работает на участке, территория которого широко раскинулась по юго-западу города. Вызовы с жалобами: «температура +37,1», «живот болит», «давление подскочило»… приходят со всего Академического, с Цыганского поселка, Мичуринского и УНЦ. Ночью люди звонят в скорую, диспетчер фильтрует вызовы по тяжести. Если что-то серьезное – едет бригада скорой помощи, если по описываемым симптомам человек может подождать, то в течении двух часов к нему приезжает врач из неотложки.

Оранжевый чемоданчик - неотъемлемый спутник фельдшера. Нужно проверить его комплектность, и пополнить недостающие препараты

Оранжевый чемоданчик - неотъемлемый спутник фельдшера. Нужно проверить его комплектность, и пополнить недостающие препараты

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Регистратор помогает одеть защитный костюм. В нем жарко, долго так не поработаешь

Регистратор помогает одеть защитный костюм. В нем жарко, долго так не поработаешь

Фото: Алексей БУЛАТОВ

8:32 Станислав выходит на первый вызов

8:32 Станислав выходит на первый вызов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Станислав приходит на работу к 8:00 утра, переодевается, собирает чемоданчик с препаратами, кардиограф, маски, бахилы, защитный костюм для работы с коронавирусом. Регистратор уже к 9:00 передает в руки врачу список вызовов. И пока в списке только четыре адреса.

Машина БТИ (бюро технической инвентаризации) придана в пользование медикам в это не простое время

Машина БТИ (бюро технической инвентаризации) придана в пользование медикам в это не простое время

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Грузимся в машину. Машина кстати предоставлена в пользование больницы от БТИ («Бюро технической инвентаризации»). На время борьбы с коронавирусом многие властные структуры перешли на удаленный режим работы, водители ведомств ранее возившие чиновников и служащих, теперь работают с медиками и волонтерами. Едем в высотку в Академическом на первый вызов, по дороге в список добавляется еще одна строка, еще один вызов.

При выезде на вызов часто известны только отдельные жалобы, а с чем придется иметь дело узнаешь на месте

При выезде на вызов часто известны только отдельные жалобы, а с чем придется иметь дело узнаешь на месте

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Перед самым началом съемки договорились с Станиславом, что в дом он ходит один, я жду его у подъезда. Он уходит на адрес налегке, только с сумкой с документами. Ждать приходится не долго, около пяти минут. Едем в цыганский поселок

Участок с которого приходят вызовы - чуть ли не пол города, и высотки, и особняки, и покосившиеся избы

Участок с которого приходят вызовы - чуть ли не пол города, и высотки, и особняки, и покосившиеся избы

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Частный дом с огородом, давно не знавшим руки человека. Дверь открывает пожилая женщина, врач уходит за ней, спустя около пяти минут выходит. Что было в доме – тайна. Но судя по спокойному выражению лица Станислава, ничего особенного в этой тайне нет. Обычная «кишечка» (пищевое отравление), или давление. Ни о какой «короне» и говорить не приходится. Прежде всего, нет симптомов, и нет предпосылок, где бы человек мог ее подхватить. Как ни крути, в Екатеринбурге коронавирус не сильно распространен, и контакты заболевших нетрудно отследить и изолировать до того, как заразятся другие. И даже если будет вызов с подтвержденным COVID-19, то там будет работать не один врач, а целая бригада в белых защитных костюмах.

В цыганском поселке бывает, не сразу ясно в какую дверь идти

В цыганском поселке бывает, не сразу ясно в какую дверь идти

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Далее вызов в том же цыганском поселке, снова пять минут на «все про все» и едем дальше. Местные собаки даже не успевают набраться решительности подойти что-то попросить, или облаять.

Особняк с неприступным забором, но без звонка.

Особняк с неприступным забором, но без звонка.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Вместо звонка - лохматый страх, облаивающий всех и все кто за забором

Вместо звонка - лохматый страх, облаивающий всех и все кто за забором

Фото: Алексей БУЛАТОВ

У дома, из которого поступил вызов, открыта калитка, Станислав проходит во двор, стучит в дверь. Не открывают. Звонит регистратору, просит набрать вызвавших помощь. Время идет, ответа нет. Мы на адресе уже около десяти минут. Решаем ехать дальше, уже сели в машину, как из калитки с криком выбегает женщина, успела. Врач уходит в дом. Уже на другом вызове, где-то на УНЦ, из-под ворот высокого кирпичного забора лает около 100 кг шерсти и гнева. За забором – здоровенный особняк, но на воротах нет звонка. Снова звонок в регистратору. Ждем. Такая ситуация с ожиданием под дверями складывается часто и отнимает время. А пока время идет, его заполняет заливистый басистый лай из-под забора. Пять минут в доме, и мы едем на следующий вызов…

Маленькая "приятность". В доме в благодарность угостили апельсинами. Обычно так встречают постоянные пациенты

Маленькая "приятность". В доме в благодарность угостили апельсинами. Обычно так встречают постоянные пациенты

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Всего за тот день было 27 выездов, иногда доходит до 40, последний в 21:00, в Академический.

20:55 Последний вызов на сегодня

20:55 Последний вызов на сегодня

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Порой обычный осмотр,может перерости во все что угодно

Порой обычный осмотр,может перерости во все что угодно

Фото: Алексей БУЛАТОВ

21:13 Едем обратно в больницу, но на этом работа не закончена

21:13 Едем обратно в больницу, но на этом работа не закончена

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Люди стали внимательнее к своему здоровью, но внимательны не в смысле здорового питания, утренних пробежек, а стали чутко реагировать на симптомы. Если раньше люди с температурой +38 и больше ходили на работу и стояли у станка с давлением 140/90, то сейчас часто ездим на температуру +37.1. Усталость конечно есть, набегаешься за день по этажам, не всегда лифт есть в доме или он исправен. Отношение ко всему адекватное абсолютно, это моя работа, я к пациентам всегда отношусь спокойно, тактично, как бы я не устал ведь они ждут помощи - рассказывает после долгого рабочего дня Станислав.

С водителем неотложки Станислав работает уже 5 лет, у того свое, особое, но простое мнение о происходящем.

С водителем неотложки Станислав работает уже 5 лет, у того свое, особое, но простое мнение о происходящем.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Горожанам твердят с билбордов, что при малейших симптомах ОРВИ, повышении температуры тела, нужно вызывать скорую, и в кой то веке люди к этим советам прислушиваются. Но «из пушки стрелять по воробьям» отправляя на все скорую, смысла нет, именно поэтому регистратор по телефону выясняет все, что позволяет решить, кого отправить, бригаду или одного врача.

21:20 Станислав в кабинете. Нужно оформить осмотр и больничные листы в электронных картах пациентов

21:20 Станислав в кабинете. Нужно оформить осмотр и больничные листы в электронных картах пациентов

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Усталость за день подкатывает постепенно, и накапливается.

Усталость за день подкатывает постепенно, и накапливается.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

По возвращении с последнего вызова Станислава ждет стандартная работа за компьютером, заполнение электронных больничных листов и оформление осмотра. Чтобы хоть как-то разнообразить время, Станислав включает музыку на телефоне, и продолжает заполнять информацию с вызовов. На часах 21:40, домой уходит женщина-регистратор, она тоже отработала 14 часов, завтра ей с утра снова на работу, потом два дня отдыха. Станислав остается в кабинете один. Наконец-то снимает респиратор. В нем сложно дышать, каждый вдох с усилием, но его три слоя защищают лучше, чем простая медицинская маска…

21:40 На сегодня все. Осталось переодеться,и домой к жене и дочкам.

21:40 На сегодня все. Осталось переодеться,и домой к жене и дочкам.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Переодевается и возвращается домой к жене и двум дочкам. Завтра к 8:00 снова на работу, и новый список адресов.