Общество

«Они точно что-то знают, но не договаривают»: какую правду скрывают свидетели истории пропавшего под Смоленском подростка

Эксперт изучил телефонные переговоры с участниками событий
Пропавший Влад Бахов.

Пропавший Влад Бахов.

После публикации в «КП» о загадочном исчезновении смоленского паренька Влада Бахова, к его поискам широко подключились федеральные СМИ и разные специалисты. Мы попросили профайлера Светлану Пешенькову проанализировать записи наших телефонных разговоров с людьми, которые могут знать правду об исчезновении 16-летнего подростка.

Влад пропал 6-го апреля под городом Демидовым. Отмечал в лесу день рождения друга в компании 12-ти сверстников. И вдруг исчез. Отошел куда-то и не вернулся, если верить его товарищам. Девять месяцев около трех тысяч специалистов и добровольцев искали парня. Прошерстили лес вдоль и поперек, но Влад как в воду канул. Ближайшие водоемы, кстати, тоже обследовали.

Загадочности в эту историю добавляет тот факт, что Влад был сильно пьян. Есть видео, где он пытается в неадекватном состоянии залезть на крышу беседки. Срывается, но снова лезет под хохот и мат собравшихся. По словам друзей, этот ролик сняли около 17.00. А примерно в 17.30 - 18.00 Бахов пропал. Подробности этой истории можно прочитать здесь.

Всю компанию Влада - 12 человек — смоленские следователи опросили, проверили на полиграфе, но не выявили, что кто-то из ребят причастен к его пропаже. Поэтому очень удивляет факт, что подростки прячутся от журналистов, не желая общаться.

Мама и отчим Влада.

Мама и отчим Влада.

Одним из первых на поиски парня к месту гулянки приехал майор местной полиции Виктор Дербанов, он же отец Даши Дербановой, которая тоже была на дне рождения. Виктор Петрович - главный в Демидовском районе по участковым и ведает делами по несовершеннолетним (ПДН). По некоторым данным, Дербанова вызвала его дочь Даша.

Трое суток Дербанов вместе с коллегами полицейскими, кинологами и родителями пропавшего искал Влада. Мы очень хотели поговорить с майором. Но и тот наотрез отказался(?!).

Ситуация, мягко скажем, подозрительная — главный полицейский по делам несовершеннолетних не желает заявить журналистам о пропаже несовершеннолетнего!

Мы попросили профайлера (специалиста по выявлению лжи) Светлану Пешенькову прослушать наши телефонные разговоры с другом Влада Максимом Жумаевым и майором Дербановым - оценить степень правды или вранья.

РАЗГОВОР С ВИКТОРОМ ДЕРБАНОВЫМ

- Виктор Петрович, здравствуйте. Меня зовут Наталья Варсегова, я журналист «Комсомольской правды». Нахожусь сейчас в Демидове по истории с Владом Баховым. Мы были вчера в следственном комитете и нам сказали, что вы принимали очень активное участие в поисках Влада здесь. И что дочь ваша была на этой вечеринке. Мы могли бы с вами встретиться и поговорить на эту тему?

- Я думаю, что нет.

Комментарий эксперта:

Ответ на первый вопрос - «я думаю, что нет» звучит с ухмылкой/подвыдохом, который слышно на записи. Ему явно неприятна тема разговора.

- Почему?

- А потому что мне этот момент неприятен.

Комментарий эксперта:

Меня настораживает ответ - «мне этот момент неприятен» - там какой-то странный звук в процессе сказанного, как будто зажимается грудная клетка. Это характерный маркер стресса.

- А почему неприятен? Что случилось?

- Да ничего такого.

Комментарий эксперта:

Ничего такого...в принципе...- здесь речь стала медленнее. Что в этот момент происходит? Происходит сравнение случившегося с Владом с его собственным опытом. Для него это «ничего такого», но тем не менее рассказывать об этом он не готов.

- Ну подождите… просто дочь ваша была на вечеринке, Влад пропал на ее глазах. Вы один из тех редких родителей, кто вышел искать Влада.

- Вам наверное прекрасно рассказали, по какой причине я вышел искать Влада. И какие там дальше слухи идут.

- Нет.

- Я не буду ни с кем об этом разговаривать. И нет у меня никакого желания.

- А почему? Какие слухи-то идут?

- Я не буду ни с кем об этом разговаривать!

Комментарий эксперта:

Вообще ушел от ответа на прямой вопрос, проигнорировав его суть. Это тоже выдает в нем высокий уровень стресса.

- Хорошо. Можно тогда такой вопрос. Как ваша дочь рассказала вам, что пропал мальчик? Вы как об этом узнали?

- Вы были в СК?

- Да, были.

- Вы разговаривали?

- Да.

- Ну а ко мне какие вопросы?

- Как к участнику поисков.

- Вы были по своему журналистскому расследованию?

- Да.

- Ну ко мне какие вопросы? Я не желаю ни с кем разговаривать по этому поводу? И как частное лицо. Не желаю.

Объявления о пропаже Влада.

Объявления о пропаже Влада.

Фото: Наталья ВАРСЕГОВА

Комментарий эксперта:

Речь тут ускорилась, но на моменте «не желаю ни с кем разговаривать» - увеличились паузы между словами. Вероятно, уровень стресса поднялся к этому моменту еще сильнее.

- Простите вы могли бы рассказать нечто такое интересное…

- Все, что я мог рассказать, я рассказал следователю СК. Вас это устраивает?

- Нет, не устраивает. Поэтому продолжаем разговор.

- Я вам еще раз говорю. Все что я знаю по этому факту, все что я делал, я все рассказал в СК. Вам я ничего рассказывать не буду, не собираюсь. Вы меня, конечно, извините.

Комментарий эксперта:

В этот момент он переходит в тактику защиты.

- А с вашей дочкой мы можем пообщаться?

- Не можете. Зачем?

Комментарий эксперта:

К концу речь стала более агрессивной, позиция обороны укреплялась.

- Расспросить ее об этой ситуации.

- Я все рассказал следователям СК.

- Мы из федеральной «Комсомольской правды», хотим сделать огласку этой истории на всю страну.

- А зачем?

- Поэтому мы очень рассчитываем на вашу помощь.

- Вот скажите зачем?

- Чтобы найти человека.

- Чтобы еще раз прогремела моя дочь? И я? Все, спасибо, до свидания.

Выводы эксперта:

Финал разговора - зачем журналистам это? - выдает - «чтобы прогремел я и моя дочь?! Хватит!». Такая реакция свидетельствует о некой значимости этой ситуации и вопрос шумихи вокруг себя и дочери является приоритетным. Хочет оградить себя и ее от разбирательств.

Думаю, он действует из-за страха за себя и дочь, не давая никакую дополнительную информацию. Но почему он боится? Он точно что-то знает и не договаривает, но что конкретно - непонятно, так как разговор короткий.

Общая модель поведения - агрессивная, защищающая позиция и постоянные уходы от ответов на вопросы. Это может свидетельствовать о сопротивлении в разговоре в целом и нежелании сообщать информацию о деле.

РАЗГОВОР С МАКСИМОМ ЖУМАЕВЫМ

- Максим, здравствуйте.

- Здравствуйте!

Комментарий эксперта:

Он очень бодро здоровается в начале, так как пока не понял, о чем будет разговор.

- Это из «Комсомольской правды» журналист беспокоит по истории с Владом Баховым. Можно с вами встретиться и поговорить?

- Так я уже в следственном все рассказал.

Комментарий эксперта:

На просьбу о встрече быстро на рефлексе выдается заученная фраза о следственном комитете. Важно - без обдумывания! При этом был такой тяжелый подвыдох, полагаю, из-за увеличения уровня стресса.

- Да я понимаю. Но мы как журналисты пытаемся разобраться в этой истории. Хотелось бы с вами пообщаться. Вы же там были и видели куда и как он пошел?

- Куда он пошел и что он делал, я не видел, куда он пошел.

Комментарий эксперта:

Дальше он так же с повышенной интонацией говорит - что он не видел, куда он пошел. «Куда он пошел» сказано в начале и в конце предложения. Это дополнительный речевой заготовленный шаблон, который свидетельствует о ложной амнезии и сокрытии информации.

- А как тогда вы узнали, что он пропал?

- Сказали, девочки.

Комментарий эксперта:

А про девочек говорит спокойнее. Как будто бы обычная речь, в отличие от ответа на вопрос ранее.

- Первыми девочки обнаружили что он пропал?

- Ну наверное, потому что они сказали.

- Они сказали в лесу или когда вы уехали оттуда?

- Все в лесу.

Комментарий эксперта:

На вопрос где происходили все события - была пауза на обдумывание вопроса. Но он ответил сухо без дополнений - «все в лесу».

- А в какое время они вам сказали?

- Я уже не помню.

Комментарий эксперта:

Он резко выдает, не дав закончить журналисту, что не помнит. Внезапная амнезия? Хотя факт про девочек он помнил и говорил намного спокойнее.

- А темнеть начинало или нет?

- Не знаю.

Комментарий эксперта:

Интонация к концу завышенная, такой ответ выдается, когда человек сопротивляется разговору.

- Он был сильно пьян?

- Уг.. Не знаю. Я за ним не следил

Комментарий эксперта:

На вопрос про сильно пьян - он сначала угукнул. Думаю, в мыслях завис, но потом на автомате выдал присутствие в разговоре - «не знаю, не следил за ним». В этот момент голос Максима дрожит, что свидетельствует о повышенном стрессе.

- Вы же все на одном пятаке находились?

- Ну не следили мы за тем, сколько он пил.

Комментарий эксперта:

Здесь речь медленнее, появились паузы, потому что он подбирал слова.

- А состояние какое у него было?

- Честно, я уже не помню, можно потом я сейчас на занятиях.

Комментарий эксперта:

Тяжелый вздох и уход от ответа - «честно, я уже не помню», и вдруг резко оказался на занятии.

- Во сколько удобно?

- Где-то днем.

Выводы эксперта:

Разговор Максиму неприятен, он дистанцируется и хочет его закончить. Общая линия поведения - избегание, страх, большой уровень стресса. Он также что-то точно не рассказывает, как и Дербанов. Причем, это «что-то» происходило в те моменты, про которые Максим говорит, что не знает, куда пошел Влад.

В своих ответах он постоянно дистанцировался от Влада, что он за ним не следил и совсем ничего не помнит. Да и не хочет помнить.

Складывается ощущение, что ему дали инструкцию, как разговаривать, если будут спрашивать, но не на каждый вопрос. Поэтому происходили некоторые перепады в речи. Судя по всему, он знает, что произошло перед тем, как «ушел» Влад.

НАБЛЮДЕНИЯ ПО ВИДЕО

Мы также попросили эксперта Светлану Пешенькову посмотреть видео, где Влад, будучи совсем пьяным, штурмует крышу беседки.

- От тех, кто снимал и сидел на горке, - комментирует Светлана, - достаточно много агрессии и насмешек в адрес Влада. Полагаю, что в компании он не занимал лидирующую позицию, а, скорее, был тем, над кем можно было пошутить, съязвить, унизить и т.д. В общем, делайте выводы.

Что ж, вывод напрашивается сам собой: наши собеседники больше всего заинтересованы скрыть от общественности какую-то правду, чем ее обнародовать. Однако новый виток расследования этого дела набирает все большие обороты. И мы будем далее следить за этой историей.

И если вы что-то достоверно знаете о пропаже Влада Бахова, пишите: konata@kp.ru.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Драма на пикнике, или что скрывают друзья пропавшего Влада Бахова

Подросток исчез на глазах у дюжины свидетелей, поиски продолжаются уже полгода (подробности)