Общество

«Дорогой президент, не отдавай меня маме»: мальчик из Самарской области боится, что его вернут уголовнице и ее сожителю

В новой семье мальчик обрел любящих родителей, братьев, сестер и друзей, но сейчас его комфортной жизни угрожает вернувшаяся из тюрьмы биологическая мать – наркоторговка
14-летний Рома не хочет возвращаться из приемной семьи к родной матери

14-летний Рома не хочет возвращаться из приемной семьи к родной матери

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

- Здравствуйте Владимир Владимирович! Меня зовут Денисов Роман, мне 14 лет. Я хочу вас попросить о помощи, я хочу дальше продолжать жить в приемной семье, но мою маму не лишили родительских прав за статью по наркотикам, я ее уговаривал, но она каждый раз звонит и напоминает мне. Я каждый день живу в стрессе, она присылала своих гонцов. Я не хочу туда возвращаться, потому что за мной не следили, и я не попадал домой. Я живу в Самарской области, Борский район, село Заплавное. Умоляю, помогите, - такое письмо поступило на «Прямую линию с президентом Владимиром Путиным» летом 2019 года.

Просьба, согласитесь, странная. Обычно дети с радостью возвращаются к родным родителям, даже если дома не все гладко. Журналисты «КП-Самара» вместе с представителями ОНФ отправились в Борский район, чтобы выяснить – почему же маленький Рома до такой степени не хочет менять приемную семью на жизнь с мамой биологической.

Рома очень привязался к приемной матери и новым братьям Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Рома очень привязался к приемной матери и новым братьям Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Браться, сестры, теплый дом

Заплавное – небольшое село в Борском районе, 15 минут от райцентра. Одна центральная улица, ровные ряды домов, накатанная дорога. Одноэтажный дом за аккуратным забором, трехцветная кошка на крыльце. Внутри тепло и уютно, пахнет горячими блинами, в аквариуме - рыбки-гуппи, в углу - современный компьютер, на диване - томик «Гарри Поттера». На стенах детской – большая карта мира, полки с книгами и настольными играми и много фотографий. Вот Рома и его названые братья Сережа и Руслан в обнимку с приемной мамой – Светланой Николаевной, вот маленький Сережа в зимнем комбинезончике, вот гордый Рома машет только что полученным паспортом. Сами мальчишки тут же, держатся поближе друг к другу, с любопытством поглядывают на гостей. Рома – старший, ему в июне исполнилось 14 лет. Сережа младше на год, Руслан – на два. Кроме того, в семье три взрослые родные дочери со своими детьми (они живут отдельно) и еще один приемный сын, который уже вырос и уехал учиться в колледж.

- Мы дружно живем, играем вместе, никогда, вообще ни разу не дрались, - наперебой рассказывают мальчишки. - «Монополию» любим, домино. А на Новый год у нас есть традиция – собирается вся большая семья, друзья - человек 20-30, и мы все вместе играем в лото.

Тут губы у Ромы начинают предательски дрожать, мальчик изо всех сил сдерживается, чтобы не заплакать, отворачивается, еле справляется с волнением. Он может в мгновение лишиться и этого теплого дома, и этой дружной семьи, и друзей. Родная мать Ромы не лишена родительских прав. В приемную семью мальчик угодил пять лет назад, когда его родительницу и ее сожителя отправили в колонию по ст.228 (хранение и распространение наркотиков). Женщина получила шесть лет лишения свободы, мужчина – семь. Но не так давно оба вышли условно-досрочно. И теперь родная мать угрожает Роме забрать его обратно в Самару.

Родная мама Ромы время от времени присылала ему письма из колонии

Родная мама Ромы время от времени присылала ему письма из колонии

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

«Я выходил на улицу и один ходил там весь день»

О той, прошлой жизни Рома вспоминает с ужасом.

- Я видел, как все это было, как мать с отчимом дрались. За мной никто не следил кроме бабушки, но она умерла. Я выходил на улицу и один ходил там весь день. А когда возвращался, то подолгу сидел у подъезда, мать говорила, что сбросит ключи из окна, но не сбрасывала, приходилось ждать кого-нибудь из соседей. Меня могли избить старшеклассники, вымогали деньги, за меня никто не заступался. А здесь мама нас не даст в обиду, она всегда за нас горой, здесь у меня братья есть. Я не хочу возвращаться обратно!

Приемную маму Ромы, педагога по образованию и по призванию Светлану Коновалову в Борском районе хорошо знают. Когда собственные дочери выросли и разъехались, она не смогла жить без детских голосов в доме.

- Ходила за мужем, уговаривала его взять ребенка из приюта, - вспоминает Светлана Николаевна. - Он сначала не соглашался, но когда сломал ногу, временно не смог работать и немного посидел в пустом доме – изменил свое мнение. Так у нас появился один приемный сын, а потом еще трое. Сейчас я не представляю своей жизни без них.

Рома хранит некоторые мамины письма, но возвращаться к ней и ее сожителю не хочет

Рома хранит некоторые мамины письма, но возвращаться к ней и ее сожителю не хочет

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Прятался в тамбуре поезда от посланцев матери

Все эти пять лет биологическая мать Ромы время от времени выходила на связь – присылала письма из колонии, иногда звонила, общалась и с приемной мамой сына. Все обещала: «Ромочка, я соскучилась, скоро выйду, приеду за тобой, заберу». Почти год назад написала, что освободилась досрочно – мол, скоро жди. У Ромы началась паника. А тут еще в дом повадились странные гости.

- Приезжали гонцы от нее, следили за нами, - рассказывает Светлана Коновалова. – Например, как-то меня не было дома - звонят в ворота двое мужчин, представляются сотрудниками опеки, просят мой телефон. А у нас в отделе опеки только женщины, мы со всеми прекрасно знакомы. Потом в телефонном разговоре она признала, что это были ее посланцы. Запугали Рому совсем, когда он летом на море по путевке ездил, то потом в тамбуре поезда в Самаре прятался, боялся выйти – вдруг его найдут посланцы матери. Мы ездили его забирать.

А в июне поводов для страха прибавилось.

- Мать написала мне в социальных сетях, снова сказала, что скоро заберет. А потом к разговору подключился он… этот…, - при упоминании сожителя матери у Ромы снова начинают дрожать губы. – Он, оказывается, тоже вышел вместе с ней. Тогда я расплакался, побежал к маме, просил не отдавать меня им. Я много раз той маме говорил, что не хочу возвращаться, что мне тут хорошо, но она все угрожает забрать.

Мысль написать письмо президенту и попросить помощи мальчик вынашивал долго. По телевизору частенько показывали анонс «Прямой линии» с главой государства, и Рома решился. О своем намерении не сказал никому.

- Дома как раз никого не было, я позвонил на «Прямую линию», говорил там с секретарем. Попытался наговорить видеообращение, но получалось сбивчиво, поэтому еще и отправил письмо по электронной почте, - Рома спокойно и решительно рассказывает о своем шаге.

- Мы вернулись домой, Ромка несется навстречу с криками – «я написал, я написал, все приняли, теперь нас Путин защитит». А мы понять не можем в чем дело, - до сих пор удивляется Светлана Коновалова. – Этот мальчик такой – в нем есть стержень, он знает, чего хочет, и добивается этого. Я их всех учу ставить цель и идти к ней.

Небольшой, но уютный дом, в котором живут мальчишки

Небольшой, но уютный дом, в котором живут мальчишки

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

Ни разу не объявилась

Но пока биологическая мать Ромы не лишена родительских прав - юридически закон на ее стороне. В отделе опеки только разводят руками – здесь не так часто имеют дело с детьми, родители которых отбывают наказание.

- Если она придет к нам, принесет справку, что она условно-досрочно освободилась, и скажет, что хочет забрать ребенка, мы не имеем права его не отдать. У нас в основном или сироты, или те, чьи родители лишены родительских прав, - рассказывает руководитель Борского комитета по вопросам семьи Екатерина Сивинская. - Была только одна мама осужденная, но она на следующий же день после освобождения приехала со справкой за своими двумя детьми, которые жили в приемной семье у ее родственников. Там дети с радостью с ней уехали.

А вот Ромина родная мать на связь с отделом опеки так ни разу и не вышла. Тут даже не знают точно, действительно ли она освободилась из колонии, хотя неофициальные источники подтверждают – женщина действительно вышла на свободу несколько месяцев назад.

Светлана Коновалова стала для трех мальчишек настоящей мамой

Светлана Коновалова стала для трех мальчишек настоящей мамой

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

- Мы посылали запрос в колонию, из которой от нее приходили письма, но там нам ответили, что это мужская колония. Мы отправили повторный запрос в ГУ ФСИН, но так и не получили на него ответа. Сейчас мы направили запрос в информационный центр ГУВД, может, хоть так получим официальный ответ – где эта женщина и что с ней, - говорит Екатерина Сивинская. – А по ее сожителю, которого мальчик явно боится, мы даже не имеем права информацию запросить.

Впрочем, в отделе опеки не собираются сидеть без дела. Сейчас здесь собирают документы, чтобы через суд лишить родную мать Ромы родительских прав. Как минимум – потому, что за все это время она так и не объявилась в отделе опеки, неизвестно, есть ли у нее жилье и средства на содержание ребенка. Кроме того, Роме уже 14, и его мнение и желание суд обязан будет учесть.

Сейчас Рома в восьмом классе, через год ему получать аттестат о среднем образовании. Мальчик уже точно знает, где собирается учиться.

- Я хочу быть программистом, поеду учиться в колледж в Бузулук, там уже учится старший брат, буду не один, - рассказывает он.

Сбудутся эти мечты, или Роме предстоит вернуться в семью экс-уголовников – покажет время. И решение суда.

Жизнь на свежем воздухе идет мальчишкам на пользу

Жизнь на свежем воздухе идет мальчишкам на пользу

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

ОФИЦИАЛЬНО

Екатерина Гудзима

Сопредседатель ОНФ в Самарской области

- В этой ситуации однозначно нужно учитывать позицию ребенка, его право остаться в той семье, в той среде, где ему комфортно, мы будем его поддерживать. Уверена, что найдем возможность увидеться и с другой стороной, с биологической мамой. Надеюсь, мы сможем найти аргументы, чтобы убедить ее, что ребенок здесь живет и развивается очень гармонично, и для него важно остаться здесь. Речь о том, чтобы ограничить общение с родной матерью, не идет, поддерживать отношения, конечно, нужно. Мама всегда остается мамой, ее любовь и поддержка ребенку, безусловно, нужна. Но должно быть общее понимание ситуации, что будет лучше для ребенка. Главная задача сейчас и для приемной, и для родной матери – сделать так, чтобы у ребенка не возникало никаких тревог, никаких переживаний, что что-то в жизни может пошатнуться. Тем более когда ему предстоит выпускной класс. Мы в ОНФ будем держать ситуацию на контроле. Более того, сегодня увидели несколько системных проблем, будем решать их вместе с руководством ФСИН, потому что аналогичная ситуация может к сожалению повториться и в других семьях. Чтобы такого не было, мы должны более четко говорить о межведомственном взаимодействии, потому что здесь речь идет о жизни ребенка, его благополучии, комфорте, гармоническом развитии.

Рома (в центре) по-взрослому серьезно рассказывает, как решился написать письмо президенту

Рома (в центре) по-взрослому серьезно рассказывает, как решился написать письмо президенту

Фото: Ксения ТИМОФЕЕВА

КОМПЕТЕНТНО

Сергей Хальченко,

адвокат юридического центра "Хальченко и Партнеры":

- Поскольку мать родительских прав не лишена, она способна в текущем статусе влиять на судьбу ребенка, в том числе в решении вопроса, где ему проживать. Однако так как ребенок достиг 14-летнего возраста, органы опеки в любом случае будут спрашивать его согласия – с кем и в каких условиях он желает проживать. Учитывая все обстоятельства – то, что биологическая мать находилась в условиях изоляции от общества и фактически не исполняла свои родительские обязанности, что у ребенка есть опекуны, они могут разрешить эту ситуацию в судебном порядке, ограничить биологическую мать в родительских правах и определить, где и с кем будет проживать ребенок.