2019-02-09T19:31:48+03:00

«Дядя Саша повалил на матрац»: школьница и ее мать обвинили друга семьи в педофилии, а суд его оправдал

В России редки оправдательные приговоры по таким делам. В Новосибирске человека, которого подозревали в педофилии, признали невиновным. Но так ли это?
Поделиться:
Комментарии: comments47
Вера вместе с Александром и Аленой на Байкале: ездили они туда через семь месяцев после злосчастного отдыха на турбазе. Фото: предоставлено Аленой КиричекВера вместе с Александром и Аленой на Байкале: ездили они туда через семь месяцев после злосчастного отдыха на турбазе. Фото: предоставлено Аленой Киричек
Изменить размер текста:

Дело новосибирского военнослужащего - старшего лейтенанта Александра Киричека - выбивается из аналогичных в судебной практике. Обычно, если речь идет о педофилии, не то что об оправдании, даже о смягчении наказания говорить не приходится. А офицера признали невиновным в изнасиловании девочки и освободили прямо из зала Новосибирского военного гарнизонного суда. Корреспонденты «Комсомольской правды» попытались разобраться в этой истории.

ВСТРЕЧАЛИ ВМЕСТЕ НОВЫЙ ГОД

Судьба свела военнослужащего и 11-летнюю Веру* - девочку, которая обвинила его в педофилии, - в 2013 году. Александр Киричек женился на Алене, которая работала младшим инспектором в колонии. Его супруга дружила со своей коллегой Еленой. Женщины воспитывали дочек практически одного возраста: Алена - 10-летнюю Олю*, дочку от первого брака, Елена - 11-летнюю Веру. Мамы девочек-подростков стали со временем лучшими подругами, как и их дочери. Так и дружили семьями: Вера стала звать Александра Киричека дядей Сашей, часто оставалась у Алены и Александра с ночевкой.

- Да я ее считал второй дочкой, - уверяет Александр. - Она для нас с женой была родным человеком.

Новый, 2014 год и выходные семьи тоже договорились провести вместе.

- 3 января решили отдохнуть на горнолыжной базе «Горский», - рассказывает Алена. - Специально выбрали ту, что поближе к дому: Саше надо было утром 4 января быть на построении в части.

Вера (в красном) и Оля были лучшими подружками: девочка часто оставалась у Оли дома ночевать. Фото: предоставлено Аленой Киричек

Вера (в красном) и Оля были лучшими подружками: девочка часто оставалась у Оли дома ночевать. Фото: предоставлено Аленой Киричек

БЫЛИ ЛИ КЛЮЧИ?

На турбазе все заселились в одну комнату: там было четыре кровати, плюс Алена с Александром взяли для себя надувной матрац. Вечером 3 января женщины были на дискотеке - выпивали, веселились. А вот Александр остался с детьми в номере. Скажете: «Странно»? Но офицер уверяет, что не пошел на танцы, так как надо было выспаться перед построением.

- Дверь в наш номер была открыта, дети в любой момент могли спокойно выйти, - говорит Александр. - На взрослой дискотеке девчонкам было неинтересно, поэтому они просто смотрели мультики на телефоне.

На несколько минут Оля, дочка Алены и падчерица Александра, уходила из комнаты: спускалась к маме на дискотеку.

- Дочка прибегала поболтать на пару минут, а потом опять убежала в номер смотреть мультики, - подтверждает Алена. - Примерно к полуночи мы и сами вернулись в номер. Девчонки и Саша в то время еще не спали, все было в порядке.

У Елены, мамы Веры, насчет этого вечера немного другие воспоминания. Дочка лучшей подруги прибегала не просто поболтать. Ее отправил из номера отчим. Позже это станет одной из сцен для проверки.

- Я четко помню, как она рассказала, что Саша специально отправил ее к нам за ключами от машины. Оля была с нами минут 10 - 15, мы нашли эти ключи у Алены в кармане куртки. Пока искали, Александр оставался с моей дочкой наедине, - вспоминает Елена.

- Понятия не имею, откуда Елена взяла историю про ключи. Мы искали капли от насморка, - отрицает жена военного. - Да и почему ключи были бы у меня? Куда бы я могла поехать на машине, если у меня тогда была сломана рука?

«МНЕ БЫЛО ПРОТИВНО, СТЫДНО И БОЛЬНО»

В любом случае все сходятся в одном: 11-летняя Вера действительно оставалась в номере с Александром наедине. Вот что девочка рассказала потом на допросах:

- Дядя Саша повалил меня на матрац, начал снимать бриджи. Он спустил с меня бриджи до колен, может, чуть ниже. Я попыталась закричать, но дядя Саша закрыл мне рот ладошкой, и я не смогла кричать. Я пыталась сопротивляться, но дядя Саша держал меня, и я не смогла убежать. Я лежала, закрыв глаза. Я очень испугалась в тот момент. Мне было противно и больно…

Вера уверяет: после всего случившегося Александр велел ей ни о чем никому не говорить. Девочка вспоминает, как в слезах забежала в туалет и сменила нижнее белье (у девочки должны были начаться критические дни, так что подозрений ни у кого не возникло). Когда вернулась в комнату, там уже была Оля.

- Я сразу легла в кровать и никому ничего не сказала: мне было стыдно, - признается Вера.

На следующий день дети на турбазе еще покатались на снегоходе, а потом уехали домой. Вечером, это уже по словам мамы Веры, девочке стало плохо.

- Дочка была какая-то поникшая, сказала, что у нее болит живот. Но я особого значения этому не придала: как обычно, дала лекарства, и дочка пошла спать, - объясняет Елена. - Я ведь и представить не могла, что с дочкой случилось. Доверяла Алене и ее мужу…

Вера рассказала мама об изнасиловании спустя 3,5 года. Фото: предоставлено семьей девочки.

Вера рассказала мама об изнасиловании спустя 3,5 года. Фото: предоставлено семьей девочки.

ПРИЗНАЛАСЬ СПУСТЯ 3,5 ГОДА

А теперь - внимание! - все показания Веры, которые вы прочитали выше, она дала лишь спустя 3,5 года после возможного преступления. В этом и заключалась сложность уголовного дела.

- Как вообще выяснилось? Год назад я увидела у дочки в соцсетях эротические картинки, которыми она обменивалась с друзьями. Стала с ней ругаться, объяснять, что ей еще рано о таком думать. Тогда моя мама, бабушка Веры, вмешалась, спросила у нее: «Может, у тебя в жизни что-то произошло?» И дочка рассказала, что ее изнасиловал муж Алены. Мы были в шоке, - добавляет мать школьницы.

В тот же вечер Вере стало плохо: девочку начало тошнить, ее на «Скорой» увезли в больницу. Диагноз врачей - «кишечная колика».

- Это психосоматика. Дочке настолько тяжело было это вспоминать, что это отразилось на ее здоровье, - считает Елена.

Женщина не стала выяснять отношения с друзьями семьи, а сразу написала заявление об изнасиловании дочки в полицию.

- Сашу вызвали в часть, спросили, знает ли он семью Елены. Муж, конечно, сказал, что знает. И тогда ему объяснили, что его обвиняют в изнасиловании Веры, - описывает супруга подсудимого Алена. - Я помчалась тогда к Елене, чтобы разобраться, что случилось. Она мне сказала: «Пусть тебе муж все расскажет». Я ответила: «Так он сам не понимает, что произошло». Тогда она поинтересовалась: «Может, он не только мою дочку насиловал, но и твою». Да моя дочка вообще от всей этой истории была в шоке: «Зачем я вообще с этой Верой дружила?»

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ПСИХОЛОГОВ: ДЕВОЧКА НЕ ВРЕТ

Дальше было следствие, суд и многочисленные экспертизы. Они показали, что девочка - не девственница. Но установить, когда школьница начала жить интимной жизнью, сложно: прошло много времени. Да и как докажешь, что к этому причастен «дядя Саша».

Тогда следствие отправило ребенка на экспертизу к психологам. Специалисты, которые работали с Верой, уверяют: девочка не склонна к фантазированию и про изнасилование не врет. Дали заключение. Но суду этого показалось мало. Вдруг специалисты ошиблись...

- У Веры одни мальчики были на уме - именно из-за этого они с моей дочкой и перестали в итоге общаться. Оля занималась вокалом, отлично училась, а Вера только про любовь говорила. Мне кажется, у девочки просто был подростковый секс со сверстником, а матери она побоялась сказать. Вот и придумала все! - настаивает Алена.

Мама Веры тут же встает на ее защиту.

- Да у моей дочери совсем другой характер! Она после той поездки на турбазу стала замкнутой, часто проводила время одна в своей комнате. Эта беда изменила ее! - возмущается Елена.

- Так почему же Вера через семь месяцев после якобы изнасилования ездила со мной, Сашей и моей дочкой на Байкал без своей мамы? Почему продолжала ходить к нам в гости? - парирует жена военного.

Суд продолжит разбираться в этой непростой истории, мама Веры уже обжаловала оправдательный приговор.

«Комсомолка» будет следить за ходом разбирательств.

*Имена детей изменены.

КОММЕНТАРИЙ ЮРИСТА

«Это самая сложная категория дел»

Мы попросили прокомментировать ситуацию юриста Инессу РЯБИНИНУ:

- Изнасилование несовершеннолетних - это одна из самых сложных категорий дел, тем более по прошествии такого времени. Веским доказательством могут стать биологические следы педофила. Нужно досконально вспомнить тот день, какие вещи были надеты на ребенке, на каких простынях все произошло, и отдать их на экспертизу, если такое возможно. Также может помочь исследование на полиграфе. В любом случае прецеденты, когда педофила удалось осудить даже спустя много лет после изнасилования, были. Недавно в колонию отправился отец, который надругался над собственной дочерью.

ИСТОЧНИК KP.RU

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также