Общество

Ветеран войны, подполковник в отставке Николай Мишагин: «Мне легче было брать Берлин, чем райадминистрацию»

Фронтовик-орденоносец почти 15 лет не может стать хозяином земли, за которую заплатил кровью

Сначала - o главном действующем лице этой истории. Это подполковник в отставке Николай Дмитриевич Мишагин. Он родился в подмосковной деревне Фоминское в 1925 году. Оттуда же в 1943 году был призван в Красную Армию. После непродолжительной учебы в военном училище - фронт. Командовал взводом, дошел в 1945-м до Берлина. Там был тяжело ранен. После лечения вернулся в строй. Награжден орденом «Отечественной войны» II cтепени, медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги». Представлялся к ордену Красной Звезды, но документы затерялись где-то в высоких штабах. До увольнения на пенсию много лет прослужил в системе МВД (Внутренние войска).

РОДИНА В АРЕНДУ

Теперь - суть проблемы. В 1996 году Николаю Дмитриевичу в его родной деревеньке дали в аренду на 49 лет земельный участок - 10 соток. А примерно в 2001 году один из юридически подкованных военкоматчиков подсказал ему, что в соответствии с Указом Президента России №1153 от 2 октября 1992 года он (как ветеран войны и инвалид II второй группы имеет право на безвозмездное получение земельного участка в собственность. И даже поставить на нем дачный домик. Но для этого, правда, надо было изменить статус земли, - переквалифицировать ее в садовое хозяйство с правом вести индивидуальное жилищное строительство (ИЖС). У Николая Дмитриевича разыгрались старые болячки, началась астмическая одышка, врачи советовали уехать жить за город. Потому он и мечтал поставить на участке «хоть какую-нибудь будку с минимумом удобств». Но в этом под разными предлогами районные и городские чиновники ему отказывали. Пока Мишагин пытался доказать, что имеет на то законные льготы (как ветеран войны и как инвалид), грянул закон №122 о монетизации. После этого земельные начальники стали твердить, что его «документы устарели». Фронтовик стал доказывать, что в 122-м законе нет указания о прекращении реализации положенных ему льгот, но и этот аргумент стены бюрократических бастионов не пробил.

И СНОВА - «БОЙ»...

Мишагин судился, Мишагин продолжал атаковать районные и городские администрации. Но все бесполезно. Однажды он приехал в департамент городского имущества вместе с адвокатом, - но того попросили «закрыть дверь с той строны». Аргумент был издевательский: мол, принимавший ветерана чиновник не является руководителем департамента...

Но фронтовик-инвалид не сдается. Он снова и снова поднимается в атаку на чинуш. Требует показать ему документы, которые лишили его льгот. Но и в этом ему отказывают. Нет таких документов. На сайте того же департамента было указано, что суть «вопроса Мишагина» заключается в переводе земельного участка из категории «огороды» в категорию «для ИЖС».

- Но это ложь! - возмущенно говорит Николай Дмитриевич, - в тот момент, когда это объявление появилось на сайте, мой участок уже более двух лет и так находился в категории ИЖС!

И вот уже четырнадцатый год подряд (как только болячки чуток отпускают), Мишагин одевает парадный пиджак с орденскими планками, и едет штурмовать кабинеты администраций. А на днях приехал в «Комсомолку» и пожаловался:

- Помогите, - уже сил не хватает... Мне легче было брать Берлин, чем райадминистрацию.

***

На днях 90-летний ветеран позвонил мне и печальным голосом стал читать длиннющее письмо из горадминистрации. Я чуть не уснул от бесконечных и нудных ссылок на законы и их статьи, постановления, инструкции, распоряжения. То была словесная казуистика высшего бюрократического пилотажа. Фронтовику-инвалиду, орденоносцу добросовестно запудривали мозги муторной словесной эквилибристикой. Он признался, что прочитал это письмо сто раз. Но так и не понял, почему ему отказывают...

***

Я пишу этот материал и представляю, как сразу после его появления на сайте КП, тишину в моем кабинетике будут рвать телефонные звонки чиновников разных калибров - от районной до областной администрации (и даже выше!), депутаты Госдумы и областного заксобрания, а за ними - прокуроры, адвокаты, правозащитники, руководители ветеранских органов. Ведь позорище же получается! Человек, который проливал кровь за свою землю, у которого есть самая большая в России льгота ФРОНТОВИКА, не может стать хозяином каких-то 10 соток!

Так и вижу: Николая Дмитриевича приглашают в райадминистрацию, приносят извинения за бездушную волынку и вручают, наконец, документы о передачи земли ему в собственность. А Мишагин звонит в «Комсомолку» и благодарит редакцию за помощь...

Ой, что-то я размечтался.

Да и забыл ведь, что ветеранов у нас в стране уважают только по праздникам.

Но буду молить Бога, чтобы фронтовик Мишагин еще успел долго пожить на своей земле. На краю деревеньки Фоминское. В том домике, о котором он мечтает уже почти 20 лет. На той земле, которую защищал. Неужели никто не позвонит в «Комсомолку»? Впрочем, извините, я какой-то наивный.

День Победы ведь прошел...

Какие тут еще фронтовики?...