Протесты в Белоруссии

Федор Лукьянов - об отношениях России к происходящему в Белоруссии: Помогать, вводить войска в Минск - боже нас упаси!

Председатель Совета по внешней оборонной политике считает, что на выборах белорусского президента пытались спекулировать западным термином "российская угроза"
Федор Лукьянов

Федор Лукьянов

Фото: Михаил ФРОЛОВ

За событиями в Беларуси сейчас следят многие в России. Корреспонденты радио "Комсомольская правда" дозвонились журналисту - международнику, политологу Федору Лукьянову, который дал свою оценку событиями в братской республике.

- Как России в перспективе реагировать на происходящее? Признать выборы и продолжать прежнюю политику в отношении Белоруссии? Перевернуть страницу с 33 задержанными нашими гражданами? Или внести коррективы и изменения?

- О долгосрочной линии применительно к нынешней белорусской ситуации говорить пока не приходится. Она в развитии.

- Лукашенко уже останется у власти?

- Да. Он, вероятно, останется у власти. Но проблемы в другом, что та кампания, которая прошла, вот ее накал, ее особенности, атмосфера, которая была создана, вот вне зависимости от того, корректно или не корректные цифры, которые сейчас звучат – 80% победы, это не послужит способом легитимации системы, даже если это правда. Уже ситуация такова, что сомнения и внутри, и вовне очень сильные. И укрепить таким образом свою легитимность, свои позиции, думаю, Лукашенко больше не сможет.

А что касается российской политики, то коррективы надо вносить всегда. В современном мире взять какой-то курс, ему следовать неукоснительно, не взирая ни на какие рифы, не получится. То, что Россия выборы эти признает, у меня сомнения нет, потому что мы всегда считаем, что выборы – это внутреннее дело каждой страны, вот как они их проводят, так и проводят. Это их право. Но, конечно, кампания прошла очень нервозно. И впервые основной темой, которую Лукашенко использовал, была "российская угроза". Я думаю, что бесследно это не пройдет. Многих в Москве это покоробило.

Впервые основной темой, которую Лукашенко использовал, была, если называть вещи своими именами, российская угроза.

Впервые основной темой, которую Лукашенко использовал, была, если называть вещи своими именами, российская угроза.

Фото: REUTERS

- Он говорил о грязных намерениях России.

- Он много чего наговорил. Наверное, в Кремле сидят не кисейные барышни, которых напугать можно всякими словами. Но, тем не менее, то, что эта кампания не укрепила отношения Минска и Москвы, это очевидно. Дальше встает вопрос, прежде всего, к самому Лукашенко, на что он рассчитывает? И каким образом он собирается после этого возвращаться, например, к переговорам по Союзному государству.

- Давайте категориями самого Лукашенко. Он сказал - у нас были братские отношения, Россия их переводит в партнерские.

- Я в братские отношения никогда не верил. В международной политике братства не бывает, это все в разные времена и белорусская, и российская сторона, это использовали в своих интересах. С одной стороны, намерения России перевести отношения в гораздо более прозрачную экономическую основу с тем, чтобы четко определить, кто и за что платит, что получает, они вполне понятны. С другой стороны, чистый меркантилизм в международной политике, особенно когда речь идет о стратегически важных направлениях для России, он тоже не работает. И это неправильно. Поэтому, думаю, что, конечно, будет продолжаться линия настойчивая на то, чтобы ускорить процесс превращения Белоруссии в часть единого экономического комплекса. А в том, что касается политического суверенитета, это право белорусов. И как они хотят там все это оформлять, пусть и делают.

- Гоже ли России в данной ситуации, если вдруг ситуация начнет выходить из-под контроля, оказать какую-то помощь президенту Белоруссии? Это же братское государство. Союзное.

- Это другое государство. Союзное государство – это фигура речи.

Оценивать, какова устойчивость белорусского режима, я не берусь. И думаю, что точного представления у нас нет. И не только в нашем Совете, а вообще.

- Готова ли Россия пойти на поддержку этого режима, как вы выразились?

- Нет, на поддержку, если вы подразумеваете военное вмешательство, боже упаси. Еще только не хватало бросать на чашу их внутренних весов, которые самими же белорусскими руководителями довольно сильно раскачаны, бросать еще наши какие-то военно-политические возможности. Это другое государство. Да, союзное, но другое! Вообще, целью нашей политики должна быть ситуация, когда установлены настолько тесные взаимные связи, что смена персоналий в стране может менять все, что угодно, но не меняет сути - союзничества с нами. Как это, например, происходит в Армении. Мы можем как угодно относиться к Пашиняну, но он, будучи реалистом, понимает, что от российских гарантий безопасности Армения никуда не денется. С Белоруссией в идеале должно быть то же самое. Тихановская или там Бабарико, или другой человек, но первое, с чем он сталкивается, это невозможность разорвать без катастрофы для собственной страны отношения с Россией.