Происшествия

Вдова командира подлодки «Курск» Геннадия Лячина: «Мы научились с этой болью жить»

12 августа 2020 года исполняется ровно 20 лет с тех пор, как экипаж «Курска» прекратил выходить на связь. На борту было 118 героев
Геннадию Петровичу Лячину посмертно присвоили звание Героя России

Геннадию Петровичу Лячину посмертно присвоили звание Героя России

12 августа 2020 года исполняется 20 лет с момента крушения в Баренцевом море подлодки «Курск». Все 118 человек, находившихся на борту, погибли в разное время после того, как на субмарине прогремели взрывы. Поднять «Курск» со дна и предать экипаж земле удалось лишь спустя год.

Ранее «Комсомолка» встретилась с вдовами ракетчика Бориса Гелетина, капитана второго ранга Виктора Белогунь, капитана второго ранга Василия Исаенко, мичмана Сергея Грязных, а также матерью старшего лейтенанта Андрея Панарина.

Накануне скорбной круглой даты «Комсомолка» связалась с вдовой командира экипажа «Курска», капитана первого ранга Геннадия Лячина. Ирина Юрьевна сразу призналась, что все 20 лет ее спрашивают об одном и том же.

После похода в Средиземном море Лячин удостоился аудиенции у президента. Фото: Клуб моряков-подводников и ветеранов ВМФ Санкт-Петербурга

После похода в Средиземном море Лячин удостоился аудиенции у президента. Фото: Клуб моряков-подводников и ветеранов ВМФ Санкт-Петербурга

– У каждой вдовы свои заботы и проблемы: дети растут, поступают в институты, у кого-то уже внуки пошли, у кого-то родители состарились и нуждаются в уходе, – отметила она. – Каждый идет по жизни сам, так жизнь устроила. И это нормально: все-таки уже 20 лет прошло. Встречаемся только на 12 августа у мемориала на Серафимовском.

– Пару лет назад в мемориале заметили трещину. Решился ли этот вопрос?

– Это должен решать тот, на чьем балансе мемориал состоит. Почему это должны решать женщины-вдовы? Он ведь не наш личный. Я обращений по этой ситуации не делала: к сожалению, эти проблемы оказались для меня на втором плане из-за личных обстоятельств. Но я была на кладбище в районе 6 июля и ничего не заметила, хотя убирала и могилу, и сам памятник.

– Чувствуете ли, что память о «Курске» живет не только в узком кругу родных экипажа, но и в обществе в целом? Продолжает ли поддерживать государство?

– Сколько за эти 20 лет было аварий, сколько трагедий… Вы видели, на Серафимовском кладбище рядом с нашим мемориалом появился еще один?

– Тот, что посвящен теракту?

– Нет, посвященный подводникам, которые погибли 1 июля прошлого года.

– «Лошарик»…

Вместе с Лячиным на борту субмарины было 117 человек. Фото: Клуб моряков-подводников и ветеранов ВМФ Санкт-Петербурга

Вместе с Лячиным на борту субмарины было 117 человек. Фото: Клуб моряков-подводников и ветеранов ВМФ Санкт-Петербурга

– И сколько еще трагедий было? У государства хватает проблем. Давайте не будет об этом… Главное, что мы их все помним. Что для нас и для наших детей это трагедия. И она есть, она существует, она никуда не делась. Боль, тоска – все это присутствует во всех семьях. Просто… как бы это правильно сказать… мы научились с этим жить.

– Говорят, боль никогда не утихает…

– А как квалифицировать это чувство? Мы научились с этой болью жить. Точка… Есть темы, на которые нельзя вот просто так разговаривать. Это больно…

Спецпроект «Курск. 20 лет спустя. Вся глубина трагедии»